• Как норвежец Джон Фредриксен сделал состояние на рыбе и нефти

    Прeдпринимaтeль нoрвeжскoгo прoисxoждeния Джoн Фрeдриксeн нaчaл, кaк судoвлaдeлeц, нo, в кoнцe кoнцoв скoлoтил сoстoяниe нa всeм, чтo мoжeт пoдaрить мoрe: oт рыбы в шeльфoвoй нeфти.

    Кaк рыбы в мaслe

    «Кoгдa зaтрaты нa пятикилoгрaммoвoй рыбы в янвaрe [2016] прeвысилa стoимoсть бaррeля нeфти, никтo из нeфти нe рaдoвaлся, — писaли журнaлисты aгeнтствa Bloomberg в свoeм исслeдoвaнии в кoнцe фeврaля. — Для Джoнa Фрeдриксeнa, скoлoтившeгo сoстoяниe нa тaнкeрax и шeльфoвoй нeфти, этo былo xoть кaким-тo утeшeниeм. В кoнцe кoнцoв, зa пoслeдниe пoлтoрa гoдa eгo бoгaтствo сoкрaтилoсь нa 40%, a стoимoсть eгo влoжeний в рыбнaя фeрмa вырoслa вдвoe».

    Лeтoм прoшлoгo гoдa, пoдсчитaлo издaниe, прoизвoдитeля мoрeпрoдуктoв Marine Harvest впeрвыe стaл сaмый дoрoгoй aктив в пoртфeлe нoрвeжцa Фрeдриксeнa. Дo этoгo дoлгиe гoды сaмым цeнным влoжeниeм Фрeдриксeнa, дoля в бурoвoй кoмпaнии Seadrill, oснoвaтeлeм и прeдсeдaтeлeм сoвeтa, кoтoрый являeтся прeдпринимaтeлeм. Чeрeз цeпoчку экoнoмики Фрeдриксeн примeрнo пoрoвну в Seadrill и Marine Harvest — 23 и 26%, сooтвeтствeннo Стoимoсть этиx aктивoв oтличaeтся в нaстoящee врeмя пoчти в дeвять рaз: с $193 млн прoтив $1,7 млрд.

    Тoлькo Фрeдриксeну включaют в сeбя пять инвeстициoнныx фoндoв, упрaвляющиx дoли в 16 кoмпaнияx: в дополнение к рыбной продукции и продукции бурения на шельфе имеют дело с транспортом, логистикой добычи нефти и других нефтесервисными услугами. В отличие стоит нефтетрейдер Arcadia Petroleum, который лично Фредриксену. Потому что основной вид деятельности предпринимателя приводит в нефтяной промышленности, с падением цен на сырье летом 2014 года размер его состояния снизился почти на половину. В июле 2014 года Bloomberg оценивал ее в $17,1 млрд.

    На прилавках «в реальном времени» журнала Forbes состояние Фредриксена на конец февраля — $8,7 млрд. Bloomberg щедрее: 25 февраля агентство оценивало его состояние в $ 10,4 млрд., Более половины этой суммы ($5,7 млрд) приходится на денежную массу, $4 млрд составляют портфель инвестиций и около $1 млрд — частная собственность.

    Зал ремень

    В четверг, 25 февраля, на следующий день после публикации Bloomberg, Seadrill опубликовала свои финансовые результаты за 2015 год. Несмотря на кризис, удалось затянуть пояса, сократить свои расходы на $832 млн. евро (против запланированных $600 млн) и значительно превысить прогноз по чистой прибыли: $285 млн против ожиданий в $238 млн (рост в 2014 году на 82%). На этой новости акции Seadrill на фондовой бирже в Осло выросли на 8%, до 15,2 крон за бумагу (около $ 1,75). Правда, за последние два года котировки Seadrill упала на 93%.

    Осло — Нью-Йорк — Сингапур

    Джон Фредриксен родился в мае 1944 года в оккупированной немцами Норвегии. Его отец, Гуннар Фредриксен, работал в качестве профессионального сварщиком в общественных интересах «Норвежские железные дороги», и мать, Йоханна Эрбек, направленное в форме шведского стола. Детство и юность будущий предприниматель провел в городе Эттерстад, рабочем пригороде Осло. В 1946 году вошел в состав Осло и с тех пор является одним из спальных районов норвежской столицы.

    Во время войны немецкая армия на полную мощность использовала транспортной инфраструктуры в Норвегии — советские историки подсчитали, что к концу 1943 года в стране были дислоцированы 380 тысяч солдат. В Берлине были разработаны планы здания, вблизи норвежского города Тронхейм «северной столицы» рейха, столица, который должен стать важным транспортным узлом. Железнодорожный бум позволить рабочей семье Фредриксенов свести концы с концами. Джон Фредриксен уже в юности он решил пойти по стопам отца, в транспортной отрасли, но он выбрал не железной дороги, а море — хотя дом его и находился рядом с центральной товарной станции Осло, за ним находится порт.

    В 16 лет Джон нанялся курьером в местной пароходную компанию Blehr ог Tenvig, которая предоставляла консультационные услуги в груза перевозивших рыбу на лодке. Параллельно Фредриксен пытался учиться в вечерней школе, но бросил ее, решил, что воспитывать себя, в то же время собирает бизнес-опыт. Вскоре ему предложили должность брокера.

    Четыре года спустя Фредриксен покинул родной Норвегии: он получил предложения о работе от канадского отделения норвежской компании Fjell Navigation, и молодой специалист перебрался в Монреаль. В Канаде он задержался лишь на полгода, после этого, недовольные условиями труда, предлагается перевести в офис компании в Нью-Йорке. Новый босс Джон, Торстен Фосс, оказал ему как начинающему брокеру полную свободу действий — в частности, право получать комиссионные от сделок.

    Такой подход со стороны его непосредственного начальства развязывал руки молодому бизнесмену, но при этом Фредриксен оказывается погруженным в бизнес практически без поддержки и стал подыскивать себе другую работу. «Билет на родину» для него стало предложение администратору Оле Шредер из норвежской судоходной компании, И. О. Андерсен — после того, что работал год в Нью-Йорке, Фредриксен вернулся домой.

    В Норвегии, тем не менее, он задержался ненадолго — уже через два года он отправился в Сингапур на место замруководителя регионального отделения международной судоходной компании Wallem & Co. Компания была основана в 1903 году в Шанхае и работал исключительно в юго-Восточной Азии: Гонконг (позже сюда перебралась штаб-квартира компании), Таиланд, Филиппины. Сингапур офис был открыт еще в 1958 году, но лишь к концу 1960-х годов работа там стала привлекательной — это островное государство, приобрел репутацию одного из самых перспективных рынков, благодаря начавшимся незадолго до этого антикоррупционным реформы Ли Куан Ю.

    За несколько месяцев Фредриксен освоился на этом, совершенно незнакомом для себя рынке и к 25 годам уже возглавлял сингапурское отделение Wallem & Co. Но уже через год ушел из компании, которую до тех пор был куплен англичанами. Если раньше Фредриксен занимался в основном перевозки рыбы, то из Сингапура на родину вернулся опытный молодой компьютерный фрахтованию танкеров.

    Норвежская нефть

    По времени начала бизнес-карьеры Джона Фредриксена и его взлет совпал с нефтяным бумом в его родной Норвегии. Месторождения нефти и газа, которые были обнаружены в принадлежащем царство шельфа в Северном море в начале 1960-х годов. Стимулом к этому стало открытие крупного месторождения природного газа у побережья Нидерландов в 1959 году. Несколько лет частных транснациональных корпораций, с тем, что от правительства лицензию, провели обследование, после чего с 1966 года началось бурение первых скважин.

    Первоначально доходы от этих предприятий была скромной, и это только в августе 1969 года нефтяники открыли первый большой депозит — нефтегазоносный район Экофиск в юго-западной части норвежского шельфа. Его разработка должна была американская компания Phillips Petroleum, которая сейчас является частью компании ConocoPhillips. В начале 1980-х годов объем добычи на Экофиске превысил 400 тысяч баррелей. ежесуточно, сейчас индекс упал примерно на 130 тысяч баррелей.

    В последние десятилетия добыча нефти и газа стала основой Норвегия. К 2014 году, по данным Международного энергетического агентства (МЭА), 44% вырабатываемой страной энергии (в тоннах нефтяного эквивалента) приходилось на нефть, еще 15% — на газ.

    Начало нефтяного кризиса, вызванного Норвегия значительный ущерб. За те полтора года норвежская крона на треть ослабела к доллару сша (и впервые за много лет упала ниже шведской кроны). Девальвации кроны не спасла от обвала нефтяных доходов в национальной валюте. В 2015 году стоимость экспорта нефти составила 450 млрд против 551 млрд крон годом ранее. При нынешнем курсе это около $52 млрд и $63,6 млрд., соответственно Доля же нефти в экспортных доходов страны снизился с 45,2 п до 38,7%.

    Опасные вложения

    В Сингапуре Фредриксен познакомился с рискованных бизнес-решений, которые вряд ли пришли ему в голову, останься они в Норвегии. Например, он охотно снял старые сухогрузы, грузовые которых стоить гораздо дешевле. Первый такой проект провалился: нагруженный цементом судно вынужденно простаивал в нигерии в порту Лагос, до тех пор, пока арендная плата опустошала запасы Фредриксена.

    К морским перевозкам нефти Фредриксен вернулся спустя несколько лет — благодаря геополитике. В начале 1970-х работал в Бейруте, вел через свою новую компанию Northern Shipping поставки арабской нефти через Ливан в Европу. С началом войны «Судного дня» ОПЕК объявила эмбарго на продажу нефти странам, поддерживающим Израиль. С падением предложения, мировые цены на нефть резко выросли, и продавцам стало невыгодно использовать крупнотоннажные танкеры. Многие перевозчики банкротились, их корабли остались ржаветь в доках.

    Наоборот, Фредриксен увидел в разворачивающемся энергетический кризис новые возможности. Используя свои знания в данной области, связи в арабском мире, и полученных средств, принимает неиспользованные танкеров в долгосрочную аренду, впоследствии выкупая. Вскоре цены на нефть стабилизировались, что позволило Фредриксену собрать свой собственный флот в сравнительно спокойной обстановке. В 1979 году обвал добычи в Иране (и то в Саудовской Аравии) привело к дальнейшему увеличению цен. На нем предприниматель, по данным агентства Bloomberg, заработал $40 млн.

    Еще несколько лет бизнесмен использовал ирано-иракской войны. Прямые поставки нефти по трубопроводу из Ирана в Сирию (ключевому союзнику Тегерана) стало невозможным, и компания Фредриксена предложил Исламской Республике свои услуги в перевозке нефти танкерами. С тех пор предприниматель предпочитает работать в политически нестабильной обстановке: чем выше ставка, тем выше и прибыль.

    Оборот вокруг своей оси

    Рисковать, Фредриксен не всегда выиграл. Так, в 1986 году был арестован по обвинению в мошенничестве и провел четыре месяца в тюрьме. Норвежская прокуратура обвинила Фредриксена и несколько руководителей его компании в том, что с их ведома экипажа действительно украли перевозившуюся ими масло, используя его как топливо для своих кораблей. Ему были предъявлены обвинения в мошенничестве, а также в создании угрозы для жизни членов экипажа — потому что вместо бункерного топлива использовалась нефть. Сам бизнесмен по-прежнему категорически отвергает обвинения, хотя ему это и было 30 лет назад пойти на урегулирование.

    Неприязнь к норвежским властям, запутанное законодательство и высокие налоги привели в конечном итоге к тому, что Фредриксен в 2006 году отказался от норвежского паспорта, получение гражданства Кипра. Благодаря этому шагу стал самым богатым жители этой страны, и привел в 2015 году «индекс Робин Гуда», по версии Bloomberg — от раздела его состояние киприоты выиграли бы больше, чем все другие народы.

    Другая неприятность, постигшая Фредриксена, — несчастный случай его танкер Sea Empress у берегов Великобритании в феврале 1996 года. Судно отклонилось от курса, и его выбросило на скалы, в море попали около 73 тыс. тонн североморской нефти. Судно принадлежало другой компании, Oriental Ocean Shipping, и ходило под флагом Либерии, но Фредриксен публично признал себя конечным владельцем танкера, и даже подумывал о том, чтобы завершить карьеру судовладельца. К этому времени он уже два года занимался другим бизнесом — добычей нефти с морского шельфа, но к реальным инвестициям в добывающую промышленность пришла только спустя десять лет. Так и не оставил судоходный бизнес, в 2005 году Фредриксен, он основал компании Seadrill. Путем слияний и поглощений, создали из него один из крупнейших в области компаний с годовым оборотом более 5 миллиардов долларов и в Настоящее время рынок сам вернется Фредриксена, кроме того, что он начал полвека назад, — к рыботорговле.

    Георгий Макаренко

    Рубрики: Бизнес

    Комментарии закрыты.