• Металл — лучший строитель

    Популярное

    Тарифы на коммуналку: Москва — не Ереван. Но все же…

    За счет чего в кризисном 2015 году будет построено от 88 до 90 млн кв. м жилья

    Кто и зачем атакует Минстрой

    Кто в Совете НОСТРОЙ благоволит коммерческим СРО

    Дмитрий Козак наконец определился: саморегулированию быть!

    Быстро, просто и надежно — так можно охарактеризовать современное строительство из металлоконструкций. И, казалось бы, этот сегмент российского рынка должен процветать наравне с производителями. Однако ситуация настолько далека от идеала, что можно говорить о внутреннем саботаже развития металлостроительной отрасли в России. Об этом — наша беседа с руководителем группы предприятий «Стальные конструкции» Юрием Елисеевым (фото слева).


    Как нам отрегулировать металл?

    — Юрий Николаевич, каково текущее состояние металлостроительной отрасли в России?


    — Металлостроительной индустрии как целостной отрасли как не было, так и нет. Наша индустрия является составным элементом системы более высокого уровня — строительной отрасли. Но если строительной отрасли в общепринятом понимании решаемых ею задач (промышленная политика, подготовка кадров, научные исследования, нормативно-техническое регулирование, дееспособные органы государственного управления и др.) нет, то тем более не может эффективно развиваться какая-то из ее составных частей. Это аксиома. Важно и другое — общности интересов среди производителей металла и производителей металлоконструкций тоже пока не найдено, все работают сами по себе. Хотя определенные движения на этом направлении происходят. Институт саморегулируемых организаций в объединении строителей никакой роли не сыграл. И поэтому ничем наша отрасль не регулируется, только рыночным спросом, который позволяет нам как-то шагать вперед.


    — Однако при этом строительство из металлоконструкций в последние годы активно развивается. Можно проехать по МКАД и увидеть, что большинство выставочных павильонов и торговых комплексов строится из металла. То есть, объем рынка растет, и при этом не регулируется?


    — Объем рынка регулируется исключительно рыночными отношениями, присущими современной России. Ничем иным он не регулируется!


    — А какова здесь роль Технического комитета ТК 464 по металлоконструкциям, который был создан в середине 2000-х годов?


    — ТК 464 «Конструкции строительные стальные» уже пять лет как не существует. А ведь создавался комитет, исходя из того что страна будет идти нормальным цивилизованным путем развития и работать вместе с остальным миром. Он был организован так, чтобы соответствовать названию, тематике и стилю действия европейского Комитета по стальным конструкциям ТС CEN 135 Execution of steel structures and aluminium structures и комитета ISO ТС 167 Steel and aluminium structures. Но бывшие чиновники из Госстроя добились и создали через Ростехрегулирование беспрецедентный по масштабу технический комитет, который объединил все направления в строительстве, и он один на всю страну — это ТК 465 «Строительство». Туда вошли и стальные конструкции — в противовес нашему комитету, чтобы фактически контролировать нашу работу. Аналогов такого комитета ни в одной стране мира не существует!


    Тогда я решил, что больше не буду возглавлять ТК 464, потому что борьба с бывшими чиновниками Госстроя бессмысленна. Кроме того, по моему мнению, эти люди своими действиями вредят отрасли, ставя во главу угла свои личные интересы. Поэтому мной было принято решение передать комитет в ведение ЦНИИПСК им. Мельникова. Тогдашний директор института согласился, но потом все застопорилось, а по комитету вышел приказ Ростехрегулирования, предписывающий его ликвидацию «в целях оптимизации состава и структуры технических комитетов в строительстве». Все темы по металлостроительной тематике были переданы ТК 465 под руководством Ларисы Бариновой.



    — Ну хорошо — передали. А сейчас в ТК 465 что-то делается в области металлоконструкций так, чтобы производители это на себе ощутили?


    — А что мы можем на себе ощущать, если отрасли как таковой не существует, и это при том, что благодаря нам — производителям изделий из оцинкованной стали — за 10 лет производство оцинкованной стали выросло в 10 раз! Но при этом нормативов на использование стали тоньше, чем 4 мм, нет. Их не было в старом СНиПе, который в прошлом году за какие-то гроши, как уверяют проектировщики, «актуализировали», но упоминания в актуализированном Своде правил о стали тоньше 4 мм там как не было, так и нет — а это все легкие стальные тонкостенные металлические конструкции (ЛСТК), которые сегодня используют в строительстве сплошь и рядом! Мы предложили Минрегиону России разработать нужный нам Свод правил по ЛСТК на свои деньги — только включите в его план, но нам, как принято сейчас, ничего не ответили.


    Получается парадоксальная ситуация: технический и технологический прогресс в этой области во всем мире идет вперед, наши предприятия металлоконструкций способны делать продукцию, не только не уступающую, а превосходящую по экономическим и функциональным характеристикам лучшие зарубежные образцы, но внедрить эту новую продукцию или инновационные решения невозможно. И все потому, что ни Технический регламент о безопасности зданий и сооружений, ни СНиПы обязательного применения из Распоряжения Правительства от 21 июня 2010 г. № 1047 не предполагают использование ЛСТК.


    Что касается стандартов организаций — НОСТРОя и других подобных общественных и предпринимательских структур — они предназначены исключительно для «внутреннего» применения. И даже если СРО примет на своем общем собрании решение об обязательности для своих членов применения этих стандартов, заставить компанию их применять невозможно. Это нарушение принципа конкуренции. Нормативно-технические документы не могут быть принудительно навязаны ни строителям, ни производителям.


    НОСТРОЙ — помощник или помеха?

    — В программах стандартизации Национального объединения строителей запланированы стандарты на металлоконструкции?


    — Понятия не имею! Кроме того, Национальное объединение строителей — общественная организация, которая не имеет правовых оснований для внедрения своих стандартов на национальном уровне. А прежде, чем стандарт написать, надо знать, как он будет внедрен.


    Вообще хочу сказать, что у меня как члена СРО к работе НОСТРОя много претензий. Например, в НОСТРОе решили выполнять несвойственную институту саморегулирования задачу — переводить Еврокоды. Однако сделали они это весьма оригинально — взяли белорусские переводы и «перевели», исключив (заменив) несколько несущественных слов и при этом оставив технические ошибки. У меня есть сопоставительный анализ переводов по легким стальным конструкциям (Еврокод-3), и я его в НОСТРОЙ посылал. Но белорусский перевод легитимен, признан Европой, а российский — просто технический перевод, не более того. Законного пути продвижения Еврокодов в нашей стране как не было, так и нет. Я знаю, что Европейский комитет по стандартизации CEN выставил НОСТРОю претензии: будете дальше переводить, не заключая с нами договор об использовании авторских прав и используя наши данные, мы предъявим иск в пиратстве. Переводы с сайта НОСТРОя тут же сняли. Это чистая показуха, а не работа. Я как член саморегулируемой организации в строительстве возмущен тем, что они тратят мои деньги на то, что смысла в принципе не имеет. За годы моего участия в этом СРО я от них ничего не видел, кроме бестолковых проверок. Как меня, монтажника, может проверять организация, которую возглавляет человек без строительного образования?


    Не без помощи представителей НОСТРОя была заморожена деятельность Межотраслевого Совета по техническому регулированию и стандартизации в строительной отрасли при комитете РСПП по техническому регулированию, стандартизации и оценке соответствия. Если раньше мы собирались на базе РСПП достаточно часто, обсуждали регламенты, нормативную базу, пути развития и так далее — дискуссии были очень жаркие и яркие — то в течение последних двух лет на момент данного интервью этот Совет не провел ни одного заседания. А возглавляет его представитель НОСТРОя.



    Техрегулирование по-прежнему не возбуждает

    — Мы с Вами разговаривали в 2007 году, и тогда Вы сказали интересную фразу: техническое регулирование в России пока не возбуждает. А сейчас как — начало возбуждать?


    — Да оно как предмет забыто! Раньше хоть слова были, а теперь и слов таких нет. Никто не понимает, что такое регламент, что такое стандарт. Выпустили перечень стандартов и сводов правил, обязательных при проектировании (распоряжение правительства № 1047). Туда вошли документы 40-летней давности. А новым технологиям куда деваться, если их в этих документах нет? Экспертизу новые технологии проходят с невероятным трудом — либо по безалаберности тех, кто сидит в местных экспертизах, либо за взятки. Вот так и строим — методом взятки. Многие заказчики и проектировщики отказываются от металлоконструкций в пользу традиционных решений из-за Главгосэкспертизы, несмотря на то что это дороже на 10-15%.


    Мы создали у себя новый вид продукции — профилированные листы для сталебетонных перекрытий и отдали на сравнительный анализ. Получили феноменальный результат: трудоемкость наших конструкций меньше в 4 раза, и они на 30% дешевле относительно традиционных железобетонных конструкций. Но внедрить их на рынок невероятно сложно — нормативной базы нет, экспертизу пройти невозможно, проектировщики не берут на себя риски введения их в проект. Это правовая ответственность, а отвечать никто не хочет.


    Мировой опыт России — не указка

    — Я Вас слушаю, и складывается впечатление, что все очень плохо. Но при этом Вы же и говорите, что строительство из металлоконструкций за 10 лет выросло в разы. То есть, из них все равно строить выгодно?


    — Конечно, выгодно, и весь мир это давно понял. У американского института стальных конструкций лозунг «Металл — лучший строитель». Англия сейчас — самая передовая страна в мире по применению металла в строительстве. Они из него строят все! Знаменитый «Огурец» Нормана Фостера из чего сделан? Из металла! «Осколок» тоже сделан из металлоконструкций. Весь деловой центр Лондона построен из металлоконструкций, потому что это быстро и потому что они думают о будущем. Развитые страны мира осознали, что философия экономического роста и бесконечного роста потребления не жизнеспособна и причинит большой вред цивилизации в будущем. На Западе появилось такое понятие как Sustainable Design. В переводе — экологически «дружественное» проектирование. То есть, объект должен быть таким образом запроектирован и построен, чтобы он не нарушал окружающую среду. Он должен быть изготовлен из материалов, которые при производстве не нарушают окружающую среду. И он должен быть утилизирован, чтобы не нарушить окружающую среду. А как вы будете утилизировать железобетон? Дробить? Потом куда этот камень девать? Арматуру оттуда извлекать — как? А 90% конструкций из металла переплавятся и пойдут во вторичное использование.



    — В таком случае насколько Россия отстала в применении металлоконструкций с точки зрения той же Англии? И что можно в нашей стране строить из металлоконструкций?


    — Мы отстали навсегда! А строить можно что угодно и где угодно. Посмотрите на арктический шельф — когда его разрабатывают, строят платформы из металла, а не из железобетона. Лучше, чем металл, материала с такими свойствами упругости и пластичности, нет. И еще лет 50 точно не будет.


    Конструкции второго сорта?

    — Мне кажется, что у нас к металлоконструкциям отношение как к вспомогательному материалу — построить гараж, склад, в крайнем случае торговый центр, но не небоскреб или жилье, не современный красивый архитектурный объект…


    — Дело в том, что у нас во время войны, когда весь металл шел на нужды обороны страны, было выпущено постановление ЦК КПСС о запрещении проектирования гражданских сооружений из металла. Причем такие ограничения в военное время были не только в СССР, но, например, и в Англии. Но сейчас-то оборонной промышленности столько металла не нужно, его потребление сократилось в разы, и металл ушел в гражданское и промышленное строительство. Вот в Англии и произошел колоссальный рывок в развитии металлоконструкций. Интересный факт: Британский институт стальных конструкций, действительным членом которого я являюсь, был создан всего лишь 30 лет назад — это практически во время новой истории России. А у нас до сих пор ничего подобного нет!


    Фактически, металлоконструкции в российском строительстве остаются изгоями. Раньше их применять было нельзя, и старые проектировщики не приучены были использовать их в своих работах. Широкое же потребление должны обеспечивать современные проектировщики, которых сейчас учат так, что они проектировать не могут в принципе, а тем более из металла. Современной, отвечающей потребностям практики строительства, методической и нормативной базы практически нет, студентов учат по программам 50-летней давности. А ведь за это время появились другие виды и методы проектирования, автоматизированные программные комплексы, рабочие места проектировщиков, новые технологии, которым тоже нужно учить.


    — Так спрос на металлоконструкции растет?


    — За последний год он сократился в полтора раза. А что вы хотите? Почти 400 тысяч индивидуальных предпринимателей прекратили свою деятельность, и среди них было немало строителей. Вот вам и забота о малом бизнесе и предпринимательстве в целом.




    Минстрой — наш рулевой!

    — Юрий Николаевич, в любом случае со сложившейся ситуацией нужно что-то делать. Что должно сделать государство и что — профессиональное сообщество? И вообще, металлостроители как-то объединены для лоббирования своих интересов?


    — Площадка для общения у нас есть, но мы никак не хотим объединиться, чтобы продвигать или защищать общие интересы. Каждый хочет защищать только себя, а защищая общественные интересы, ты поневоле вступаешь в конфликт. Я в этот конфликт вступил и как предприниматель очень много потерял.


    А государству, для того чтобы хоть как-то организовать строительный комплекс, надо создать, наконец, Министерство строительства.


    — Госстрой же попытались возродить…


    — Госстрой никогда не был органом, который регулирует правовые отношения в строительстве. Он был чисто техническим органом и отвечал за развитие нормативно-технической базы и качество строительства. А руководили отраслью министерства. Поэтому нам Минстрой необходим — в каждой стране есть министерство строительства, только не в России. А в Минрегионе России не то что специалистов по строительству нет — людей физически на этом направлении нет. Как он может руководить? В положении о Минрегионе нет функций, касающихся разработки нормативной базы, кадровой политики и других вопросов, которые ранее традиционно решались на уровне министерства. А роль агентства, каковым сейчас является Госстрой, минимальна. Так что строительной отраслью в целом никто и никак не управляет. Характерный факт — все вопросы введения технического регламента Таможенного союза «О безопасности зданий и сооружений, строительных материалов и изделий» активно согласовывают Казахстан и Белоруссия — и уже в течение года никак не согласовывает Россия. Сколько так может продолжаться?


    Так что государственное управление отраслью нужно начинать с создания министерства.


    Елена МЕДЫНЦЕВА

    Рубрики: Строительство

    Комментарии закрыты.