• Нам без атома – никак!

    07ec95b4fea97a489824be88893d4053

    Популярное

    Тарифы на коммуналку: Москва — не Ереван. Но все же…

    За счет чего в кризисном 2015 году будет построено от 88 до 90 млн кв. м жилья

    Кто и зачем атакует Минстрой

    Стратегия развития Российской Федерации подразумевает использование большого количества энергии. Какое место здесь занимает атомная энергетика и не изменилось ли к ней отношение после Чернобыля и Фукусимы? Об этом мы беседуем с советником Генерального директора Государственной Корпорации «Росатом», президентом СРО «Союзатомстрой» Виктором Опекуновым (фото слева):


    — Виктор Семенович, у нас к атомной энергетике отношение осторожное, особенно после Чернобыля. А последние 20 лет  это еще и очень большой застой в строительстве новых станций. Каково сейчас состояние атомной энергетики и тех станций, которые были построены в советское время?


    — Действительно, в атомной энергетике был период глубокой стагнации. Первый удар по отрасли нанесла Чернобыльская авария, были пересмотрены и приостановлены в своем развитии многие проекты.


    Потом началась череда слияний и перегруппировок главков и министерств, отвечающих за атомную энергетику, а далее, в ходе «перестройки», мы все попали под смену общественно-политической и социально-экономической системы страны, и для отрасли, как, кстати, и для всей экономики, начался крайне тяжелый и достаточно продолжительный период выживания.


    Несколько лет отрасль занималась Чернобылем, и не успела встать на ноги после этого удара, как распался СССР. И если кто-то говорит, что атомная отрасль пережила перестройку без потерь, с этим нельзя согласиться.Потери были существенные и, прежде всего, по способности отрасли строить новые сложные инженерные объекты.


    Напомню, что в Министерстве среднего машиностроения было 4 главка, которые занимались строительством объектов использования атомной энергии за исключением АЭС, а также строительством всей социальной инфраструктуры целых городов, либо микрорайонов, в которых жили работники «атомных» предприятий. Это 2 крупных строительных главка – территориально до Урала и за Уралом, главк монтажных работ, который объединял монтажников всех категорий, и главк специальных стройматериалов, который занимался специальной стройиндустрией для строек отрасли.


    Атомные станции, за исключением Ленинградской и Игналинской, строило и эксплуатировало Министерство энергетики, в котором также был свой мощнейший строительный комплекс, включающий и главк сооружения атомных электростанций.


    Необходимо отметить, что всегда атомные объекты проектировались и строились специализированными организациями, имеющими специально подготовленный и аттестованный персонал, технологии, оснащение.


    К сожалению, из перестроечных событий строительный сектор отрасли вышел практически с нулем, строительные главки Средмаша и Минэнерго были ликвидированы, ничего не осталось. Все строительные компании были приватизированы и ушли в свободное плавание в связи с невостребованностью на атомных стройках. Крупные управления строительством и тресты перестали существовать, строительно-монтажные управления выживали сами, как могли – кто-то стал строить жилье, другие объекты. Кто-то просто ушел в небытие. Началом возрождения атомной отрасли можно назвать 2005 год, когда были приняты первые федеральные целевые программы развития.


    20 лет — на грани выживания

    — Но подождите: Чернобыль у нас случился в 1985 году, первые ФЦП появились в 2005 — то есть, 20 лет безвременья? За это время может развалиться все, что угодно… 


    — Совершенно верно! И если после Чернобыля отрасль структурно не разрушалась, то рыночные перемены ударили именно по структуре. Если говорить об отрасли в целом, то она, конечно, пережила лихие годы значительно лучше других отраслей. Ни одной атомной станции за эти годы не было закрыто, ни одного предприятия не погублено, удержались институты, хотя финансирование было мизерным. И это в большой степени, по моему мнению, результат высокого уровня автономности атомной отрасли, ее самодостаточности. Не напрасно еще в советское время Средмаш называли государством в государстве.


    Но все же в эти годы отрасль утратила необходимые темпы развития науки и технологий, серьезные потери кадрового потенциала, особенно в среде ученых, инженеров, управленцев. Практически полностью был утрачен специализированный строительный комплекс отрасли. Но при этом система в целом удержалась, и с 2005 года пошел новый прилив, началось возрождение отрасли, новое масштабное строительство энергоблоков АЭС и других уникальных объектов использования атомной энергии. Это совпало с приходом в отрасль Сергея Владиленовича Кириенко, и его роль в возрождении отрасли бесспорна.



    Нововоронежская АЭС


    Именно тогда у руководства отрасли, а затем и у руководства государства наступило понимание, что если и дальше ничего не предпринимать, атомная отрасль страны неминуемо рухнет. Завершались проектные сроки работы многих энергоблоков АЭС, и если их не модернизировать и не строить новые, то сжатие и без того не очень высокого удельного веса выработки энергии атомными станциями в общем объеме энергетики России приведет к тому, что экономика отрасли может просто не выдержать. Все затраты на добычу и обогащение урана, производство ядерного топлива, научное сопровождение, машиностроение, эксплуатацию станций, их модернизацию, реконструкцию и утилизацию и многое другое тяжелым бременем ложатся на стоимость киловатт-часа энергии.


    К 2005 году отрасль подошла к критической точке не возврата, и именно тогда произошел серьезный поворот в государственной политике по отношению к атомной сфере. В достаточно короткие сроки были приняты федеральные целевые программы: ФЦП «Развитие атомного энерго-промышленного комплекса», затем ФЦП «Ядерно-радиационная безопасность» и ряд других программ, связанных с развитием ядерного оружейного комплекса, а также развитием ядерно-энергетических технологий нового поколения.


    Таким образом, с 2005 года начались новые проекты, а с 2007 года начала интенсивно развиваться стройка. Первый объект, на который были выделены бюджетные средства, — это продолжение строительства 4 блока Белоярской АЭС на базе реактора на быстрых нейтронах БН-800. А далее было принято решение о завершении строительства — и сейчас оно уже завершено – 3 и 4 блоков Калининской АЭС, заложены Нововоронежская АЭС–2, Ленинградская АЭС–2, продолжено строительство 3 и 4 блоков Ростовской АЭС. В последующем было принято решение о строительстве Балтийской АЭС.


    Таким образом, шаг за шагом, начиная с 2007 года, пошел набор площадок, проектов и финансирование этих проектов.


    10 есть, а сколько нужно?

    — Сколько АЭС сейчас действует в России? 


    — В России 10 атомных станций, и они вырабатывают около 16,5 % общего объема электроэнергии, суммарная мощность энергоблоков около 24 ГВт. Для сравнения скажу: во Франции удельный вес атомной энергии – 80% — это максимальный показатель в мире. Также есть группа стран, которые имеют удельный вес атомной энергетики на уровне 30-36%: Германия, которая на уровне федерального закона приняла решение о поэтапном прекращении выработки атомной энергии на своих АЭС, имела около 30%, Япония – около 30%, США – около 20%, хотя у них наибольшее количество и суммарная мощность энергоблоков. Сейчас многие новые страны начинают развивать атомную энергетику, принимать масштабные программы по строительству атомных энергоблоков.



    Нововоронежская АЭС


    Сегодня очень активно развивает атомную энергетику Китай, планы более чем амбициозные, потребность в электроэнергии там колоссальная. Активно развивает атомную энергетику Индия — на юге, в местечке Куданкулам, Российской компанией «Атомстройэкспорт» построено два энергоблока АЭС и принято решение по строительству еще двух.


    Кроме того, в Индии свои очень сильные институты, связанные с ядерной энергией, они развивают свои собственные проекты. Есть межправительственные соглашения с Вьетнамом, с Турцией, с Белоруссией и другими странами о строительстве там АЭС. Буквально на днях Росатом выиграл крайне важный конкурс на строительство АЭС в Финляндии. Так что развитие атомной энергетики идет очень активно. 


    — Сколько же России нужно АЭС? И нужно ли развивать это направление? У нас — каскады огромных электростанций, газа хватит на сотни газовых станций. Зачем нам атом? 


    — Специалисты по энергобалансам считают, что оптимальная для России доля атомной энергетики — 25% от общего объема генерирующих мощностей. Нам, чтобы достигнуть этого показателя, нужно построить еще, как минимум, 16 энергоблоков – миллионников, а с учетом выводимых, отработавших свой ресурс, количество построенных блоков должно быть существенно больше.


    В ближайшие 5-10 лет необходимо вывести из эксплуатации как минимум 3 станции по 4 энергоблока – это Ленинградская АЭС-1, Курская и Смоленская АЭС – они отработают свой проектный ресурс, и они основаны на канальных реакторах типа РБМК. Никаких объективных данных, что эти реакторы менее надежны или более опасны, чем другие типы нет, но с целью строительства энергоблоков крупными сериями принята стратегия перехода на сооружение корпусных реакторов типа ВВЭР.


    В общем, с учетом создания замещающих мощностей и обеспечения роста удельного веса атомной генерации работы для строительного комплекса атомной отрасли более чем достаточно.


    — В России сейчас большинство станций сконцентрировано в европейской части. А где будут строиться новые АЭС?


    — Атомные станции строятся там, где есть большое и стабильное энергопотребление, потому что АЭС рассчитаны на работу в режиме, близком к номинальной мощности энергоблоков, энергия должна полностью забираться в сеть.


    Большую роль в выборе источника генерации энергии играет близость топливного либо возобновляемого ресурса. В Сибири, например большой объем генерации на ГЭС. Поскольку европейская часть России более насыщена потребителями, большинство АЭС сейчас находится именно в европейской части.



    Строительство Ростовской АЭС


    Новые атомные станции также будут находиться в основном в Европейской части России: это Нижегородская АЭС, Центральная АЭС, замещающие мощности в Сосновом Бору – Ленинградская АЭС, в Курчатове – Курская АЭС, в Десногорске – Смоленская АЭС, а также намечено строительство Северской АЭС в Северске под Томском.


    В Северске будут построен опытно-промышленный энергоблок и комплекс ядерного топлива на основе реактора нового поколения, на быстрых нейтронах, с тяжелым металлическим теплоносителем, которые позволят перейти на замкнутый ядерный топливный цикл. Это по существу начало нового этапа и нового поколения атомной генерации, поскольку сегодня из добытого природного урана используется только изотоп уран-235, содержание которого в природном уране — 0,7%.Фактически используется около 0,5% от всего добытого урана. Не вдаваясь в суть происходящих в активной зоне атомного реактора процессов, необходимо отметить, что учеными достигнута возможность практически полного использования всего природного урана в реакторах на быстрых нейтронах в совокупности со специальным производственным комплексом по регенерации облученного ядерного топлива.


    Россия лидирует в развитии ядерных технологий на быстрых нейтронах с момента их научного открытия, хотя многие страны в настоящее время усиленно занимаются этой темой.Важнейшим приоритетом текущего момента является практическая реализация проекта по замыканию ядерного топливного цикла, открывающего доступ к необъятным энергетическим ресурсам.


    Одновременно эта технология решает еще одну важнейшую задачу – резкое сокращение радиоактивных отходов, как в процессе генерации энергии, так и за счет возможности вовлечения в топливный цикл накопленных ранее радиоактивных отходов различных видов. Ведь мы в землю должны вернуть радиации ровно столько, сколько оттуда извлекли, и не больше, чтобы не разбалансировать экологию.


    На стройке – только профессионалы

    — Мы подошли к вопросу о том, кто в России должен строить новые станции? 20 лет отрасль выживала, строительные кадры разошлись, пропало обучение, база, материалы. Кто и из чего сейчас будет строить АЭС?


    — Конечно, вопрос о том, кто все это будет строить и осваивать, стоял с первого дня и стоит сейчас. Сегодня на 5 площадках сооружения АЭС работает около 25 тысяч человек, а всего в строительном секторе отрасли занято до 40 тысяч строителей. Концерн Росэнергоатом строит 9 энергоблоков на 5 площадках: Ленинградская АЭС-2, Ростовская АЭС, Балтийская АЭС, Нововоронежская АЭС-2, — по 2 блока и Белоярская АЭС – 1 блок.


    Учитывая, что это сложнейшие и капиталоемкие объекты масштаб строительства бесспорно огромный! Существенно увеличиваются объемы строительства и на многих других предприятиях и объектах отрасли.



    Возведение Ростовской АЭС


    В целом на стройках отрасли трудятся около 400 строительных компаний, 168 компаний, которые занимаются проектной деятельностью, и 70 компаний, которые занимаются изыскательской деятельностью. Все они объединены в три СРО атомной отрасли: НП «Союзатомстрой», НП «Союзатомпроект» и НП «Союзатомгео», являющимися фактическими интеграторами строительного комплекса атомной отрасли и в определенной степени заместившими прежние организационные структуры.


    Сегодня всем становится очевидным, что решение о создании СРО атомной отрасли было единственно правильным, потому что именно здесь ведется сложнейшая работа по консолидации строительных, проектных и изыскательских компаний, выбравших тернистый путь атомных строителей, формируются ключевые системообразующие признаки и критерии современного строительного комплекса атомной отрасли.


    Среди основных направлений работы «атомных» СРО — установление самых высоких требований к организациям – членам СРО атомной отрасли, воссоздание и развитие системы отраслевых стандартов, создание системы внедрения новейших технологий проектирования и строительства сложных инженерных объектов, организация контрольной и надзорной деятельности, создание учебно-производственной базы и организация обучения персонала, включая квалифицированных рабочих по специальным программам, формирование методологии ценообразования в атомном строительстве и многое другое.


    К сожалению действующая нормативно-правовая база дает возможность практически любой из более чем 400 СРО на формальных основаниях зарегистрировать в Ростехнадзоре право выдачи свидетельств о допуске к работам на объектах использования атомной энергии, в том числе на проведение инженерных изысканий, разработку проектов и строительство.


    Мы ведем непрерывный мониторинг отраслевых строительных площадок на предмет состава и эффективности подрядных альянсов, и отчетливо видим, как быстро нарастает отрыв в уровне компетенций компаний-членов СРО атомной отрасли и компаний-членов других СРО, работающих на стройках отрасли.



    Ростовская АЭС


    При этом очевидно, что процесс глубокой консолидации и идентификации строительного комплекса атомной отрасли невозможно достичь рывком, это огромная, кропотливая и продолжительная работа всего сообщества атомных строителей.


    Для защиты наших строек от недобросовестных подрядчиков мы продолжаем искать пути совершенствования правовой базы, в том числе возможно, и через введение механизма аккредитации СРО в системе Госкорпорации «Росатом». Ведь СРО уже фактически являются органами оценки соответствия строительных компаний требованиям, установленным Правительством, и как любой орган оценки соответствия, они должны быть аккредитованы «Росатомом» в соответствии с ее полномочиями.


    Критерии подхода к СРО при аккредитации должны содержать по нашему мнению, соответствующий уровень требований к выдаче свидетельств о допуске к работам, распространяющийся на всех членов СРО, принятие членами СРО стандартов атомного строительства в качестве обязательных, наличие полноценного контрольного либо надзорного органа, наличие лицензии ФСБ, наличие в составе СРО не менее 50% компаний, имеющих опыт атомного строительства, и некоторые другие требования.


    Как готовят строителей – атомщиков?

    — Очевидно, что на стройках атомной энергетики подготовка кадров и требования к кадровому составу также должны быть очень высокие…


    — С первого дня создания СРО атомной отрасли мы вынуждены были заняться вопросами подготовки кадров. Актуальность этой проблемы очевидна и не требует длительного обоснования. На первом этапе отраслевые СРО являлись координаторами между организациями — членами СРО и институтами, но достаточно быстро стало ясно, что результата можно добиться только при условии, если СРО будет прямым заказчиком образовательных услуг.


    Начиная с 2011г. была разработана и введена в действие уникальная программа повышения квалификации ИТР, предусматривающая формирование единого годового плана повышения квалификации всех организаций — членов СРО атомной отрасли. Далее отраслевые СРО заключают договоры с институтами и организуют контроль направления компаниями своих специалистов на курсы ИТР, а также организацию курсов в институтах, включая выездные проверки. При этом СРО атомной отрасли оплачивают 100% обучения персонала наших компаний из своего бюджета.


    Мы уже третий год работаем по этой программе и в прошлом году достигли максимального результата — обучили 3535 человек, причем особое внимания уделяется контролю качества обучения. 100% учебных программ, которые нам предложили институты, были пересмотрены и переработаны с учетом специфики атомного строительства.



    Калининская АЭС


    Значительный эффект централизованного обучения в рамках СРО атомной отрасли еще и в том, что на курсы повышение квалификации собираются руководители и инженеры с разных атомных строек, и они не только обучаются, но и обмениваются информацией, знаниями, опытом. В качестве преподавателей мы приглашаем ведущих ученых и инженеров из наших компаний, потому что, к сожалению, далеко не все вузовские преподаватели подготовлены для повышения квалификации приезжающих со строек специалистов. Они могут читать классические лекции студентам, но если мы со стройки вырвали людей на 10 дней, им нужно дать именно специальные знания, новые технологии, материалы, причем дать не просто новое, а новое в атомном строительстве.


    Знаете, почему мы пошли на самофинансирование обучения? В первый год нашей работы в 2010 году мы заключили соглашения с вузами о сотрудничестве, наши компании направили на учебу людей, но поскольку СРО атомной отрасли не являлись прямыми заказчиками, мы не могли контролировать учебный процесс, а сами компании направляющие несколько по человек просто не имели возможности влиять на результаты.


    Стало ясно, что если мы сами как СРО не будем заказывать эти услуги, не будем совместно с вузами формировать программы, технологию обучения, наглядные материалы, мы никогда не получим хорошее обучение. Исходя из этого, разработали и утвердили на общем собрании СРО «Образовательный проект», определили на него затраты, и с тех пор третий год работаем по этому проекту.


    В 2011 году мы приступили к реализации нового совместного с Госкорпорацией «Росатом» проекта – организации учебных центров подготовки рабочих. Прежде всего учредили негосударственное образовательное учреждение подготовки рабочих строительного комплекса атомной отрасли НОУ УЦПР.


    В 2012-2013 гг. ввели в эксплуатацию два учебных центра — в Нововоронеже и в Москве. В них создана современная учебная база, с хорошим оборудованием, компьютерными классами, где можно готовить рабочих высокого уровня квалификации.


    К сожалению, мы сегодня с трудом заполняем аудитории этих центров, потому что период «безвременья» отучил всех нас от даже базовых принципов организации деятельности предприятий. Руководители компаний с трудом начинают понимать, что квалификация специалистов — это главная ценность и залог успеха их бизнеса. Нам приходится включать все наши рычаги влияния – проверка, предписание, предупреждение, приостановка и прекращение действия допуска вплоть до исключения, если компания не намерена соответствовать тем кадровым стандартам, которые нужны в атомном строительстве.


    Кстати, мы получили на наш учебный центр лицензию на подготовку ИТР по программам дополнительного профессионального образования и на базе НОУ УЦПР приступили к обучению линейного персонала: мастеров, прорабов, начальников участков. Разрабатываем специальные программы для этой категории специалистов – это основы экономических знаний, основы знаний трудового законодательства, безопасности и охраны труда и конечно работа с проектной документацией и соответствующие строительные технологии.


    Философия безопасности

    — Последний вопрос. С детства помню картину: стоит атомная станция, а рядом мама с дочкой собирают цветы и земляничку. То есть, символ того, что атомная энергетика совершенно безопасная и чистая. Это, действительно, так? 


    — Объекты атомной энергетики, конечно, относятся к особо опасным и технически сложным объектам. Активная зона реактора с момента начала самопроизвольной цепной реакции ядерного топлива — это опасная зона. Однако уровень безопасности атомного реактора или любой другой атомной установки определяется системами безопасности, которыми они оснащены.


    Безусловно, за многие годы развития атомной энергетики созданы уникальные пассивные и активные системы безопасности ядерных реакторов, и сегодня энергоблоки, которые мы строим и эксплуатируем, имеют очень высокий и соответствующий мировым требованиям уровень безопасности.


    Кстати говоря, в атомной энергетике и промышленности уровень требований к безопасности всегда был и есть значительно более высокий, чем в других отраслях. Если там действует принцип минимальной достаточности, то в атомной отрасли – максимальной достижимости. И эта, если хотите, философия безопасности, выстраданная и воспитанная за многие годы работы лучшими учеными и инженерами атомной отрасли, продолжает быть основой и в наши дни.


    Лариса ПОРШНЕВА

    Фото СРО «СОЮЗАТОМСТРОЙ»

    Рубрики: Строительство

    Комментарии закрыты.