• От «клин-бабы» до «топ даунвэй»

    Популярное

    Тарифы на коммуналку: Москва — не Ереван. Но все же…

    За счет чего в кризисном 2015 году будет построено от 88 до 90 млн кв. м жилья

    Кто и зачем атакует Минстрой

    Российские строители умеют разрушать здания правильно. Но технологии этого процесса не стоят на месте, а в целях безопасности от разрушительных работ надо бы отстранить дилетантов.


    Сносить, так сообща

    В июне нынешнего года в Москве прошел семинар, организованный по инициативе Европейской ассоциации по разрушению и сносу (The European Demolition Association, EDA). На семинаре представители ассоциации поделились опытом в этой сфере строительного бизнеса и призвали российских коллег создать подобную организацию в нашей стране.



    Работы по демонтажу гостиницы «Россия»


    По словам генерального секретаря EDA Жозе Бланко (Испания), разрушение и снос зданий и сооружений стало самостоятельным бизнесом в Европе в 60—70-е годы прошлого века, когда многие постройки устарели морально и физически и перестали соответствовать новым понятиям о красоте и комфорте, в том числе требованиям по энергоэффективности зданий.


    В это время было разработано много новых строительных материалов и технологий, появилась тенденция к возрастанию этажности зданий. Непрерывно росла стоимость земли в городах, что подталкивало застройщиков к возведению более совершенных и экономически выгодных объектов. Поэтому Европа пошла по пути разрушения и сноса не только физически, но и морально устаревших построек. Так бизнес на сносе старых построек способствовал появлению новой отрасли в строительстве. Сегодня в Европе насчитывается около 5 тысяч фирм, занимающихся сносом, около 700 из них входит в EDA.


    — За последние 20 лет в России также возникла самостоятельная отрасль строительства по разрушению и сносу, — считает Жозе Бланко, — и у вас пора создать свою ассоциацию. Одна из ее целей — оградить рынок от непрофессионалов. Ведь многие думают, как в русской пословице «ломать — не строить», но на самом деле это не так. Это сложный и очень ответственный вид бизнеса, особенно когда снос идет в плотной городской застройке. Рядом находятся другие постройки, живут люди, движутся автомобили, под землей проложено много коммуникаций.


    — Я не считаю, что у нас в России демонтаж зданий — это новая отрасль в строительстве, — считает генеральный директор одной из строительных компаний Тенгиз Каджая. — Раньше этим занимались управления механизации. Но профессиональных фирм у нас пока немного. Конечно, создание ассоциации делу не помешает, но это, скорее, вопрос политический. И это не означает, что все заказчики будут обращаться только к ее членам. К сожалению, всегда находятся те, кто идет к непрофессионалам, а потом расплачивается за свои ошибки.


    А может быть, «дарума-отоки»?

     Еще недавно в нашей стране главным «орудием» сноса была клин-баба. В последние же годы отечественные «разрушители» (так в Европе называют фирмы, специализирующиеся на демонтаже зданий и сооружений) осваивают передовые технологии, закупают спецтехнику за рубежом.



    Один из руководителей EDA Стефано Пансери (Италия) познакомил присутствующих с новинками в области демонтажа зданий. Он продемонстрировал фильм о том, как проходила разборка высотного здания в одном из французских городов по так называемой технологии «топ даунвэй» — «сверху вниз». На крыше небоскреба высотой в 25 этажей был установлен небольшой, но мощный мини-робот-экскаватор с набором навесных орудий — это гидромолот, гидроклещи, гидроножницы. Он разбирает сначала навесные, а затем несущие конструкции. Умеет спускаться по лестницам и постепенно «переезжает» с этажа на этаж. На три верхние этажа крепится своеобразный «колпак», защищающий улицу от падения осколков мусора, пыли и шума. Образующиеся отходы опускаются вниз через специальный строительный «рукав», размещенный в лифтовой или вентиляционной шахте. Здание высотой почти 80 метров было разобрано за месяц, а по привычным технологиям потребовалось бы не меньше полугода.


    Сегодня в мире в разработке технологий и машин для демонтажа зданий лидирует Япония. Так, здесь готовят к сносу около 100 высоток. По одной из технологий на верхних этажах устанавливают мощные домкраты, поддерживающие крышу, и, регулируя с помощью компьютеров равновесие конструкций, разбирают этаж за этажом, опуская крышу до земли. При этом на стреле крана устанавливают своеобразную мини-электростанцию, которая преобразует механическую энергию, образующуюся при спуске отходов с верхних этажей, в электроэнергию. Она направляется на нужды стройки.


    Главные задачи, по словам Стефано Пансери, которые ставят перед «разрушителями» заказчики, — скорость разборки, комплексность работ, то есть полная подготовка площадки либо к новому строительству, либо проведение благоустройства, а также добиваться, чтобы при разборке зданий производить как можно меньше шума, пыли и вибрации, чтобы не доставлять неприятностей соседям.


    Этим требованиям почти идеально отвечает новая японская технология «снизу вверх», получившая название дарума-отоки. Суть ее в том, что мощные домкраты удерживают вес здания на себе и демонтаж ведется снизу. Когда очередной этаж разобран, с помощью домкратов здание опускается. То есть разборка все время идет на уровне первого этажа. В результате пыль и шум практически не проникают за стройплощадку.



    Взрыв многоэтажного здания в Китае


    Отходы превращаются в доходы

    Демонтаж зданий связан с получением большого объема строительных отходов. На сегодня в Европе эта проблема практически решена. И не случайно европейцы не употребляют слово «мусор» по отношению к строительным отходам. По словам представителя Европейской ассоциации Майкла Брукшоу (Англия), в Европе в год примерно 400 млн тонн отходов возвращается для вторичного применения. Строительные отходы — добыча «разрушителей». Фирмы еще на стадии изучения проекта здания продумывают, куда их направить.


    — Мы стремимся по минимуму отправлять мусор на свалки, — говорит Майкл Брукшоу. — В Европе разработано законодательство, стимулирующее применение вторичных отходов. Часть стройдеталей идет на новое строительство, но приходится очень тщательно проверять их качество, чтобы не навредить. Металл идет на переплавку, часть материалов дробится и идет на дорожное строительство, на засыпку оврагов и прочих неровностей, кирпич, старая черепица и другие безвредные компоненты при необходимости доводятся до состояния чуть ли не пыли, и их используют для внесения в почву. По сути, возникло городское горное дело, полезное тем, что часть строительного сырья не надо везти издалека, а свалки не засоряются тем, что может принести пользу.


    — Нам в России до этого очень далеко, — считает Павел Олейник, д. т. н., профессор МГСУ, один из авторов книги по проблемам вторичного использования строительных отходов. — У нас, когда начали сносить пятиэтажки, огромное количество мусора свезли на свалки. Сейчас часть отходов идет в дело, и есть фирмы, которые приобрели комплекты оборудования для их переработки. Но таких фирм мало, а сносят сейчас все больше, так что эту проблему надо решать на государственном уровне.


    Сносить нельзя помиловать

    Сегодня в России большой фронт работы для «разрушителей». Это снос домов первых массовых серий, ветхого жилья. Это и освобождение территорий предприятий, выводимых из городов, снос единичных зданий, по тем или иным причинам «приговоренных» к сносу.



    Особенно много сносят в Москве и Петербурге. Здесь больше всего фирм, занимающихся демонтажом. Как правило, для них это не единственный вид бизнеса, за заказы по разрушению и сносу приходится бороться, участвуя в тендерах. Крупные фирмы готовы перевезти оборудование и персонал на сотни километров.


    В последние годы большой объем работ появился у «разрушителей» в связи со сносом незаконно возведенных строений. Пользуясь лазейками в законодательстве, бесконтрольностью со стороны властей и нечестностью чиновников, многие застройщики не оформляли должным образом свои строения, а то и просто грубо нарушали законы. В результате по всей стране проходят массовые проверки, и после судебных решений такие здания сносятся.


    Как видно из сказанного, в России есть основания для создания национальной ассоциации, которая объединит фирмы, занимающиеся разрушением и сносом зданий и сооружений. По словам директора московского представительства группы компаний Виталия Павлова, этот вопрос уже обсуждается в среде «разрушителей». Как говорится, идеи носятся в воздухе…


    Татьяна ШАВИНА


    Фото satori.ru, trinixy.ru, prikol.ru, sta-sta.ru

    Рубрики: Строительство

    Комментарии закрыты.