• В бетонных коробках, вдали от природы

    Идeи Кoрбузьe живут и пoбeждaют — Oпыт пoкaзывaeт, чтo, eсли тoлщинa стeн сoстaвляeт, кaк минимум, 64 сaнтимeтрa, мы пeрeстaeм oтaпливaть улицу. Кoнeчнo, нe нeсущaя. В ниx и тeплo, и дышится лeгкo. Eсли oнa. Мoжнo и двeрь, гдe нaдo сдeлaть, и любую стeну снeсти. A стрoить нaдo нa вeкa, кaк наши предки, а не гнаться за сиюминутной выгодой. — Все дело в том, что стены стали выкладывать в два с половиной кирпича (51 сантиметр), — говорит Зоя Васильевна. Каменные дома с испокон веков строились в Москве (да и по всей Руси) из керамического кирпича. Сейчас же на снимках города, сделанных с помощью ультрафиолета, можно увидеть, как из кирпичных стен уходит тепло. Да и перепланировка не представляет особых проблем. При строительстве общественных и культовых зданий в раствор для крепости стен добавляли яичный белок.
     Фото: «Строительство.RU», автора, postroyforum.ru, proekt-opalubka.narod.ru, mikus.ru, yandex.ru
    Панельные дома имеют те же недостатки, что и монолитные. Вместе с ними совковый образ жизни шагает в XXI век. На Таганке построили элитный монолитный дом, разновысокий с ротондой наверху и подземным гаражом. Зоя Харитонова именует их «муравейниками для людей». К тому же они менее долговечны. Ведь кирпич в данном случае играет лишь вспомогательную роль.  Строительство панельного дома
    По сравнению с кирпичными стенами, которые не горят и не гниют, технология очень неудачная. В пятидесятые годы французский архитектор Шарль Ле Корбюзье возвел по этой технологии целый город — Чандигарх. Затем устанавливают решетку и штукатурят. Да еще и неизвестно, как это скажется на здоровье людей. Благо в стране дешевые рабочие руки, да и возведение монолитных домов не требует высокой квалификации рабочих, а стоит недорого. Строительство монолитного дома Сегодня кирпичные дома, к сожалению, активно теснит монолит.
    Москва горела, менялись владельцы домов, а границы земельных участков оставались неизменными. А сейчас в центре ломают два дома и строят один. С тех пор деревья, выросли, микрорайон, который простоял 50 лет, стал еще уютнее. — Высотное строительство разъединяет людей, мешает их общению. — Я проектировала не только это здание, но и весь квартал, — объяснила хозяйка квартиры. Это не по-московски. — Да и расстояние между жилыми домами имеет большое значение. Просторная прихожая, холл, три лоджии. А вот возвести эту вставку по принятым тогда нормативам, было просто невозможно: площадка была явно нестандартная. Отопление было спрятано в панелях. Словом, нам, будущим жильцам, здорово повезло. Теперь этот исторический памятник окончательно утрачен. Они прекрасно сохранились. Оказывается, разница есть. В его основу были положены царские указы. В отличие от лагутенковских домов, которые уже снесли: сгнили скреплявшие панели сантиметровые штыри. И немалая. Такими домами был застроен весь микрорайон, в проектировании которого участвовала Зоя Харитонова. Толщина стен составляла не 17, а 40 сантиметров. И в целом, хотя планировка квартир, что называется, морально устарела, микрорайон получился замечательный. Лифтов не было, и все жильцы хорошо знали друг друга. Строить на века Дерево лишь слегка подгнило в санитарных зонах. — Арбат когда-то был Стрелецкой слободой, — рассказывает Зоя Васильевна. — Все дома были естественно, типовыми. По ее мнению, просто нет. До революции не было никаких СНиПов — главным документом был Градостроительный кодекс Москвы (увлекательнейшее чтение!), который не менялся до 1850 года. Хотя дом был кооперативным, а квартиры большими, и стоил, честно говоря, по тем временам дороговато. Власти хотели ее снести, но единомышленникам Зои Васильевны сумели ее отстоять. Дворы были зелеными, по соседству строились школы, детские сады, магазины. И Зоя Харитонова с тех пор не просто проектирует новые дома, а решает социальные задачи. Двухкомнатная квартира произвела просто неизгладимое впечатление. Высота потолков — 2,7 метра вместо принятых тогда 2,5. Казалось бы, какая разница, сколько этажей в твоем доме? И тут она совершила небольшой экскурс в московскую историю. Но пару лет назад местный глава управы велел оштукатурить ее цементным раствором. По мнению Зои Васильевны, он и еще 50 простоит. С лагутенковскими домами он имел мало общего. А люди все-таки существа социальные, и в таких домах им не очень уютно, — убеждена Зоя Васильевна. Похоже, что в подобный дом поселил своего профессора Преображенского Михаил Булгаков. А раньше жила в построенной в 1964 году блочной пятиэтажке у метро Щелковская. Во время работы в Серебряном переулке (название получил из–за располагавшегося в нем когда-то монетного двора) наткнулись на стену разрушенной большевиками церкви Николы Явленного.
    — Новое время требует креативно мыслящих людей, — убеждена Зоя Васильевна. Сергей БАЛАНДИН

    Рубрики: Строительство

    Комментарии закрыты.